Наука

Личный фонд А.К. Калзана и его роль в собирании материалов научного архива ТИГПИ

53
folder_openНаука
commentКомментариев нет

Л.К. Хертек, н.с. группы словарей ТИГПИ

«И книга эта – вместо моего тела,

И слово это – вместо души моей…»

Нарекаци, армянский поэт Х в.

Так сказал когда-то поэт. И так же могут сказать другие творцы, каждый из которых оставляет на своем поприще неповторимый след своей души, творческих исканий, титаническую работу мысли, отсекая лишнее, отшлифовывая так, что на выходе его творение обретает свою уникальность и непреходящую ценность. К таким выдающимся личностям Тувы, оставившим неповторимый и глубокий след в тувиноведении, относится и Антон Коваевич Калзан (05.04.1930 – 22.12.1990), основоположник тувинского литературоведения, литературной критики и фольклористики, кандидат филологических наук, Заслуженный работник культуры и искусств Тувинской АССР, член Союза писателей СССР. Он обладал большим интеллектом, о чем свидетельствуют его работы, отличающиеся высоким уровнем теоретического анализа и обобщения огромного материала, впервые вводимого в научный оборот. Об этом свидетельствуют его научная, педагогическая, экспедиционно-собирательская и организаторская деятельность, его труды, вышедшие в печати, и многочисленные материалы, хранящиеся в рукописном фонде Тувинского института гуманитарных исследований. Он оказывал большое влияние на научные и творческие изыскания многих современников, оставив неизгладимый след в их душах и помыслах, и долго будет обладать ценностью для тех, кто сможет прикоснуться к его наследию в настоящем и будущем. Одним из ярких свидетельств высокой оценки его деятельности является мемориальная доска, открытая в честь 80-летнего юбилея ученого в здании ТИГПИ.

В своей автобиографии от 25 апреля 1990 г. он написал: «За время трудовой деятельности занимался научным исследованием вопросов тувинской литературы, научной записью, изучением и публикацией тувинского фольклора, созданием его спецфонда в ТНИИЯЛИ. Кроме того, как член художественных советов различных комиссий, жюри республиканских смотров художественной самодеятельности, республиканского музыкально-драматического театра, Союза художников и Министерства культуры, как научный консультант Государственного ансамбля песни и пляски «Саяны» по мере своих знаний и возможностей стремился оказать воздействие на развитие современной художественной культуры тувинского народа. Уделяю внимание злободневным проблемам тувинской литературы, выступал со статьями о тувинской литературе в местных газетах, альманахе «Улуг-Хем» и других изданиях внутри и за пределами республики и с докладами в научных конференциях (Кызыл, Улан-Удэ, Ленинград, Горно-Алтайск, Ашхабад, Алма-Ата, Абакан). Слежу за художественным процессом в современном тувинском искусстве и делюсь своими мыслями с творческими работниками.

В настоящее время заканчиваю работу над рукописью договорной с местным издательством книги о тувинской литературе на нынешнем этапе. Имею разные творческие планы, которые собираюсь осуществить, критически используя накопившиеся заготовки в духе происходящей в научно-эстетической мысли перестройке»[1]. Таким образом, научные изыскания по тувинскому литературоведению А.К. Калзана охватывают период со времени зарождения тувинской литературы и его развитие до конца 1980-х гг.

Широко известна древняя вера в то, что имя человека определенным образом влияет на его судьбу. Возможно, сочетание имени ученого и его отца сыграло свою роль – имя его Калзан (< тиб. skalbzang) в переводе с тибетского означает ‘хорошая судьба’, а имя его отца Коваа (< тиб. gо-ba) – ‘знание; понимание, постижение истины’. Как и у многих в то время, имя, данное ему при рождении, впоследствии стало фамилией  – Калзан (отец его был из рода Салчак). Его собирательская деятельность была связана с добыванием и своевременной фиксацией многовекового знания наших предков,  ценностно-смыслового ядра традиционной культуры тувинцев. Материалы, собранные им во время многочисленных экспедиций, открывают нам личность пытливого исследователя с огромным багажом знаний, который своими вопросами стремился раскрыть глубинную суть содержания традиционной культуры в его различных явленных нам формах. Эти же черты исследователя проявились в его литературоведческой деятельности.

А.К. Калзану суждено было стать одним из первых высокопрофессиональных тувиноведов, основоположником таких его направлений как литературоведение, литературная критика и фольклористика, руководителем и организатором многих фольклорных экспедиций, пяти слетов сказителей Тувы, наставником и учителем молодых исследователей, ставших впоследствии достойными продолжателями его дела (доктор филологических наук, фольклорист С.М. Орус-оол, кандидат филологических наук, литературовед З.Б. Самдан и др.), а также многочисленных собирателей фольклора.

Незаурядные природные способности А.К. Калзана начали интенсивно развиваться во время учебы в Ленинградском государственном университете на отделении тюркской филологии Восточного факультета, которое он с отличием окончил в 1953 г. Большой интерес для исследователей представляет характеристика, выданная ему по окончании университетом[2]. В ней отмечены его способности к научному исследованию, умение делать интересные, глубоко продуманные и хорошо аргументированные выводы, и дана рекомендация в аспирантуру Восточного факультета по тувинской литературе или тувинскому языкознанию, в случае распределения на практическую работу – на руководящую работу в сектор литературы и фольклора Тувинского научно-исследовательского института языка, литературы и истории. Во время учебы он принимал активное участие в общественной жизни факультета, в том числе в строительстве колхозных электростанций Ленинградской области. Награжден грамотой Ленинградского обкома ВЛКСМ  за активное участие в строительстве ГЭС,  за образцовые качества советского студента общественными организациями и деканатом Восточного факультета был представлен к стипендии им. И.В. Сталина.

Личный архив А.К. Калзана поступил в Научный архив ТИГПИ в 1995 г. и на сегодняшний день является самым значительным фондом не только по объему, но и по содержанию. Самую большую и значимую часть его архива представляют научные изыскания (черновые и рабочие записи, различные варианты рукописей статей, конспекты научных трудов других авторов и др.). Материалы представляют огромную научную ценность, являются уникальными источниками по тувинскому языку, фольклору, литературе, этнографии, истории. Институту архив был передан его дочерью – Кагай-оол Кахемой Антоновной. Акт передачи материалов (без описи) составлен 25 декабря 1995 г. и подписан с принимающей стороны У.А. Донгак и Л.С. Мижит. Большую работу по предварительному разбору, систематизации, обработке и первичному описанию архива, сгруппированного в 97 единиц хранения (инв. №№ 1962–2158) в 26 архивных коробках, провела научный сотрудник архива И.К. Саганол.

Хронологически материалы охватывают период с 1949 по 1990 гг. Первыми по времени написания являются рукописи и черновики курсовых работ, тезисы докладов, написанные во время учебы в Ленинградском государственном университете. На II курсе (1949-1950 учебный год) написана работа «Образ И.В. Сталина в тувинской поэзии» (рук-ль ст. преподаватель кафедры монгольской филологии В.М. Наделяев)[3], на 3 курсе – «Творчество молодого поэта Ю.Ш. Кюнзегеша»[4], на 4-м курсе – «Тувинский перевод романа Н. Островского «Как закалялась сталь», на 5 курсе – «Критический обзор переводов классической русской литературы на тувинский язык» (рук-ль О.И. Иванова-Шацкая)[5], а также черновик дипломной работы «Переводы классической русской литературы на тувинский язык»[6]. Уже в этих первых работах А.К. Калзана проявились его способности исследователя и талант переводчика, в совершенстве владеющего тувинским и русским языками. Таким образом, можно отметить, что литературоведческая деятельность А.К. Калзана началась еще в студенческие годы, при этом он был первым, кто на теоретическом уровне осуществил анализ тувинской литературы, закономерным следствием чего стало принятие его в члены Союза писателей СССР в 1962 г., когда ему исполнилось всего 32 года.

После окончания университета с 1953 г. по 12 марта 1979 г. А.К. Калзан руководил сектором литературы и фольклора ТНИИЯЛИ. В течение 26 лет им заложены фундамент и целенаправленная программа дальнейшей работы сектора; выделены и проработаны основные направления исследований; организованы слеты сказителей Тувы; научные экспедиции по сбору фольклора в различные районы Тувы; разработана методика сбора материалов. Серьезное внимание уделялось планированию, подготовке экспедиций, оформлению полученного материала, критическому анализу и подведению итогов. При этом большое значение придавалось скрупулезному анализу всей работы экспедиции, постраничному разбору собранного материала, выявлению положительных сторон, конкретных недочетов, упущений в работе каждого члена экспедиции с указанием критических замечаний с тем, чтобы не допустить впредь таких упущений. Все это нашло отражение в его отчетах, дневниках, записях и пометках, хранящихся в различных тетрадях, блокнотах личного архива А.К. Калзана. В связи с этим одним из наиболее ценных составных частей его архива являются экспедиционные записи фольклора и этнографические материалы. На базе данных материалов были подготовлены и выпущены в свет известные всем издания тувинского фольклора, в том числе в переводе на русский язык.

«Золотой фонд поколений»[7], по образному выражению З.Б. Самдан, был создан стараниями многих собирателей, начиная с 1930-1940-х гг. У истоков собирательской работы стояли первый директор института Л.Б. Чадамба, С.А. Саган-оол, О.О. Сувакпит, Ю.Ш. Кюнзегеш, И.Ш. Медээчи, А.М. Кызыл-оол, Б. Комбу-Сюрюн и многие другие.  Существенный вклад внес А.К. Калзан. Его научная и собирательская деятельность была тесно связана с широким переходом на новый уровень фиксации, хранения и трансляции информации, в частности тувинского фольклора, – использование письменности и звукозаписи, что, несомненно, только частично фиксирует синкретический по своему характеру фольклор. В его личном архиве хранятся некоторые материалы фольклорных экспедиций в Дзун-Хемчикский, Улуг-Хемский, Монгун-Тайгинский и Тоджинский районы[8], запись текста камлания шамана Шонгура из Тере-Холя[9] и другие записи тувинского фольклора (героические сказания «Ханныг-Каралыг Кадыг-Кара-Чылбаң», «Бокту-Кириш, Бора-Шээлей» и др.), этнографические материалы[10].

Большой заслугой А.К. Калзана является вовлечение в дело письменной фиксации фольклора широких слоев населения, в том числе самих сказителей, их родственников, работников культуры, сельских учителей, школьников. Он всегда мог расположить к себе и плодотворно работать со всеми, с кем встречался, о чем свидетельствуют многочисленные записи и самозаписи фольклора, отправленные письмом на имя А.К. Калзана, и его продолжительная переписка с ними. Это способствовало письменной фиксации функционирования локальных и диалектных форм фольклора и языка, выявлению репертуара и имен известных сказителей прошлого. Первые письма датируются мартом 1955 г. Среди многочисленных писем, сопровождавших эти записи, имеются письма Монгуш Агылдыра Маскыровича (Сут-Хольский кожуун), Серээ Хертека Бурулбаевича (с. Шуй Бай-Тайгинского кожууна), Хомушку Сумбуу Данзымаевича (с. Хондергей Дзун-Хемчикского кожууна), Донгак Маадыр-оола Хайдыповича (Дзун-Хемчикский кожуун) и многих других. В письмах авторы указывали где, когда и от кого они слышали или записали данное фольклорное произведение, что, по-видимому, выполнялось по наказу А.К. Калзана. Таким образом, благодаря собирательской деятельности под руководством А.К. Калзана, научный архив ТИГПИ обладает ценнейшими материалами по традиционной культуре тувинцев, большая часть которых записана от самих сказителей и информантов, родившихся в XIX в. и являющихся носителями культуры, лично принимавшими участие в обрядах и культовых действиях.

Не меньший интерес и ценность представляют материалы личного архива А.К. Калзана в области литературоведения и литературной критики. Имеются несколько вариантов рукописи «Очерка истории тувинской советской литературы», подготовленной в соавторства с М.А. Хадаханэ и Д.С. Кууларом[11], материалы анализа тувинской литературы в различные годы[12], и работы, в которых рассматриваются теоретико-методологические проблемы исследования тувинской литературы и литературная критика[13]. Значительный интерес представляют материалы по составлению творческих портретов тувинских писателей, поэтов, драматургов, переводчиков: С.К. Тока[14], С.А. Сарыг-оола[15], С.Б. Пюрбю[16], В.Ш. Көк-оола, Ю.Ш. Кюнзегеша[17], Л.Б. Чадамба, А.А. Пальмбаха[18], О.К. Саган-оола, К.К. Кудажы[19], А.А. Даржая[20], А. Үержаа[21], Н.Ш. Куулара[22] и др.[23].

Известно, что одним из направлений деятельности А.К Калзана являются теория и практическая сторона перевода, в том числе и собственные художественные переводы с русского языка, начало которым положили его курсовые работы во время учебы в ЛГУ. В личном архиве сохранились рукописи переводов на тувинский язык стихотворений С. Щипачева[24], цикла из тринадцати лирических стихов Т. Шевченко «В каземате»,  повестей Н.В. Гоголя «Как поссорились Иван Иванович и Иван Никофорович»[25]. О высокой требовательности к себе А.К. Калзана свидетельствует запись, сделанная им на правом верхнем углу первого листа перевода: «Парлаар мурнунда редакторлааш, а чамдыызын парлап тургаш редакторлааш, 2 экз. чара каккаш, ооң соонда база катап редакторладым. Дөмей-ле сагыжымга четпеди. Ын-даа (ынчалза-даа — Л.Х.) очулгага (уран) хамаарыштыр хөй түңнелдер үндүрдүм. Дужааптым. 25.IX. 79 г.».

Большой интерес для исследователей представляют его многочисленные конспекты, в том числе ученическая тетрадь, озаглавленная «Конспектилер болгаш бодалдарым»[26], которые раскрывают его как глубоко вдумчивого аналитика, рассуждающего о перспективах литературоведческого творчества. После небольшого по размеру конспекта или выписки следуют его собственные мысли, разграниченные от предыдущего текста треугольником и по своему объему намного превышающие цитируемую часть текста. Приведу пример, очень актуальный для современных литературоведов. В записи от 26.10.1985 г. после цитаты из произведения К. Маркса «Наёмный труд и капитал» он написал: «В свете этих замечаний хочется критически осмыслить историю тувинского литературоведения», в частности «Очерки». Эти «Истории» представляют собой в основном эмпирическое воспроизведение движения тувинской литературы в хронологической последовательности, хотя мы старались осмысливать лит. факты (на фоне) общего культурно-исторического контекста. Нам не удавалось осуществлять это в органическом единстве с анализом конкретных литературных явлений. Так, например, о связях тувинской литературы с действительностью, с фольклором, с русской литературой говорили в основном во вводных статьях глав и их заключениях, а внутри же самих глав даются описания ведущих тенденций того или иного периода и идейно-худож. характеристика отдельных произведений.

При издании фундаментальной «Истории тувинской литературы» необходимо руководствоваться методологической посылкой – раскрывать литературный процесс не на фоне, а в органическом единстве его с историей, идеологией, явлениями культурного порядка, т.е. раскрывать живую диалектику становления и развития тувинской литературы. Это – несравненно более трудная задача, чем простая идейно-художественная характеристика лит. явлений и произведений, как это происходило в предыдущих «Очерках». <…>».[27] Далее он выделяет и обосновывает двадцать две теоретические проблемы, которые следует решить авторам[28].

Большую ценность представляют многочисленные рукописи произведений тувинских писателей, поэтов, драматургов, их анализ, критические заметки, рецензии, данные им на эти произведения. Красной нитью через все формы деятельности А.К. Калзана проходит высокая требовательность, ответственность и заинтересованность в высоком качестве. Все это отражено в его многочисленных пометках, замечаниях и рецензиях, отмечавших сильные и слабые стороны литературного произведения, интересные находки автора, его упущения и др. Так, работая над анализом серебряного тома «Уйгу чок Улуг-Хем» («Улуг-Хем неугомонный») К.-Э. К. Кудажы, он написал: «Төөгүнүң ырап көзүлбестээн арыннарын, ооң тодаргай демдектерин диргизер талазы-биле Кудажы эң-не шыырак чогаалчы бооп артпышаан. Ол чорукка чүгле ооң төөгү-шинчилел ажылы эвес, а бодунуң бичиизинден бээр байлак хайгааралдары, чогаадыкчы фантазиязы онза дузалыг бооп турар»[29]. Среди многочисленных рецензий имеются рецензии на книгу очерков  В.П. Пивоварова «Ими гордится Тува», роман М.Б. Кенин-Лопсана «Кырган-авай өпей ыры», сборник сатирических рассказов В.Б. Монгуша «Бодун мактаар болбас тенек», рукопись романа Э. Донгака «Эрги хонаштар», М.К. Мендуме «Орус шөлү» и др. Рядом с выписками из различных изданий периода Тувинской Народной Республики он сразу же записывал свои мысли относительно выписанного, так,  например, имеются записи «Статьяларны шүлүктеп доозар делгереңгей чоруктуң бир чижээ», «дарлаткан улусту чаа хевир биле бижээн шүлүк», «Революс хостаан» деп шүлүктүң аянын өттүнүп бижээн»[30]. При анализе содержания букваря для взрослых «Чаа орук» («Новый путь»)[31]  он сравнивает художественный уровень фольклорных произведений и авторских произведений начинающих литераторов в пользу первых:  «Мында кирген улустуң ырлары чаа чогааткан шүлүктерден, а тоолдары чечен чугаалардан дыка бедик уран шынарлыын чижеглээр: чогаалдарның авторлары аас чогаалының үлегерин ажыглавайн барып черле шыдавас. Чижээ: «Дектегене куряк», «Сырбыкай» деп тоолдарда сюжет улуг рольдуг, тоожуушкуннуң дыл-домаа аянныг, илдик чок номчуттунар, стили чараш»[32].

Среди интересных для широкого круга людей материалов хранится и машинописная копия сценария фильма «Люди голубых рек»[33]. В материалах из личного архива Максима и Кара-кыс Мунзук[34] хранятся машинопись на латинице пьесы «Kurguldajnь yze adьptь ьşkaş kadaj» с резолюцией С.Б. Пюрбю от 20.02.1935 г., машинопись пьесы С.А. Сарыг-оола «Чаа амыдырал» и копия замечаний после обсуждения данной пьесы приемной комиссией Государственного тувинского музтеатра от 31.01.1947 г. (с участием автора, О.К. Саган-оола, А.А. Пальмбаха, и.о. директора Кокова, худ. руководителя театра М.М. Мунзука). Имеется также машинопись пьесы М. М. Мунзука «Оюн Курседи азы «Сөөлгү чаңнык», написанная в 1970 г.[35] В пьесе описаны события конца ноября – начала декабря 1921 г. Отмечено, что консультантами при написании пьесы выступили А.К. Калзан и В.О. Очур. Интерес к воссозданию ярких страниц исторического прошлого на сцене отражает также пьеса С.И. Бадаа «Очалаңның келдилерин» (Тарлашкын дайыны болганындан бээр 50 чыл болганынга), написанная в 1971 г.[36] Свои мысли о драматургии, театре и спектаклях А.К. Калзан выразил в своих многочисленных записях[37].

Личный архив А.К. Калзана отражает также его вклад в дело образования. Имеются рукописи составленных им программ по тувинской литературе для учащихся IV-X классов общеобразовательных школ, для студентов Кызылского пединститута[38], рукописи учебников «Тыва литература», материалы обсуждения учебников «Тыва литература» (IV, VIII-IX классы), предложения учителей школ,  материалы по методологическим вопросам исследования тувинской литературы. Имеются также материалы лекций и занятий по спецкурсам, читаемым им в Кызылском государственном педагогическом институте, таким как «Тувинская литература», «Тувинская детская литература», «Теория и практика перевода»[39], курсовые работы его студентов. Следует отметить, что программы курсов, лекции А.К. Калзана тщательно подготовлены, отличаются высоким уровнем научности, отражают широту его взглядов, глубину проработки рассматриваемого вопроса и содержат его собственную оценку.

Большое внимание А.К. Калзан уделял просветительской работе – выступал в СМИ (радио, телевидение, газеты и журналы), в различных организациях и учреждениях. В материалах его архива имеется справка о лекциях, прочитанных им в 1970 г. в качестве лектора Тувинского общества по распространению политических и научных знаний РСФСР. Среди организаций, где он выступил с лекциями, отмечены музей, пионерский лагерь, аржаан «Шивилиг», горком КПСС, профтехучилище, библиотека им. Пушкина, театр, в том числе семинар писателей. Темы лекций: «Современная тувинская литература», «Тувинская поэзия», «Тувинский фольклор», «Образ Ленина в тувинской литературе и искусстве», «Тувинская драматургия», «Положительный герой в тувинской литературе»[40].

Как высокопрофессиональный, широко и разносторонне образованный специалист А.К. Калзан являлся членом различных комиссий, советов, жюри, в том числе жюри конкурсов художественной самодеятельности. В его архиве хранятся программы конкурсов, на которых нередко рядом с именами участников имеются записи о впечатлении, оказанном конкретным выступлением. Интересно использование им различных графических знаков. После выступления ансамбля хомусистов из Шекпээра на конкурсе народных революционных песен, состоявшемся 10 июня 1978 г., он выразил свои чувства следующими словами: «Идик-хевин кеттингени чегей-даа болза, хевир-сыны онза эвес-даа болза, төрээн чонунуң буруңгу уран чүүлүн дамчыдып турар бо улус дыка-ла эргим-дирем»[41].

К ценным разделам архива относятся также фотографии (62 шт.), документы и переписка Антона Коваевича с друзьями, коллегами и другими людьми, которые позволяют проследить не только его личностные взаимоотношения, но и представляют ценный исторический источник для раскрытия духовного мира личности.

В заключение отметим, что вклад А.К. Калзана в тувиноведение неоценим. Материалы личного архива и другие его материалы, хранящиеся в научном архиве ТИГПИ, являются образцами научно-исследовательской работы и представляют большой научный интерес для широкого круга тувиноведов: фольклористов, литературоведов, языковедов, этнографов, культурологов, историков и др. Некоторые из них являются актуальными и на сегодняшнем этапе развития тувинского общества и культуры. В то же время эти материалы ждут и других исследователей, тех, которые будут изучать их с целью воссоздания творческой биографии ученого, которая неразрывно связана с изучением состава и содержания материалов его личного архива. Кроме того, необходимо исследование, направленное на изучение процесса становления личности ученого в конкретно-исторических условиях, предполагающее целостное биографическое исследование его жизненного пути, творчества и того влияния, которое он оказывал на социокультурные процессы и судьбы других людей. Таким образом, оценку научного наследия А.К. Калзана и его вклада в тувиноведение предстоит еще произвести, возможно, в монографической форме.


[1] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2010. Личное дело А.К. Калзана. – Л. 29

[2] НА ТИГПИ: Личные дела. Инв. №  12. – Л.130.

[3] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2006, Р/ф инв. № 636.

[4] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2048.

[5] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2007.

[6] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2008.

[7] Самдан З.Б. Золотой фонд поколений // Лики тувинской словесности. Ч. I. За фольклорным жемчугом. – Кызыл, 2001. – С.19.

[8] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2055. Экспедиция в Дзун-Хемчик. – 48 л.; Р/ф инв. № 2056. Экспедиция в Улуг-Хем. – 272 л.; Р/ф инв. № 2057-1. Тожу улузунуң шаандагы амыдыралының болгаш фольклорунуң дугайында кырганнар-биле чугаалар. – 45 л.; Р/ф инв. № 2058. Материалы фольклорной экспедиции в Монгун-Тайгинский район. – 60 л.

[9] НА ТИПГИ: Р/ф инв. № 2014. Запись камлания шамана Шонгура из Тере-Холя (1963 г.). – 17 с.

[10] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2021. Тувинский народный праздник «Оваа дагыыры». – 4 с.; Р/ф инв. № 2023. Тыва чанчылдар дугайында. – 6 л.; Р/ф инв. № 2033. Этнографическое описание тувинского народного коллективного труда «Дүк салыр» («Изготовление войлока»). – 3 л.; Р/ф инв. № 2157.  Ойтулааш (схематическое этнографическое описание старинной групповой игры тувинской молодежи), сценарий охотничьего благопожелания духам гор и др.

[11] Калзан А.К., Хадаханэ М.А., Куулар Д.С. Очерк истории тувинской советской литературы (рукопись) // НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 813 (1967 г.); Р/ф инв. № 814–816 (1970 г.); Р/ф инв. № 817 (1973 г.); Р/ф инв. №  818 (1977 г.); Р/ф инв. № 819 (1978 г.).

[12] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1964. Тыва литература Совет Эвилелиниң Ада-чурттуң улуг дайынының чылдарында (1941–1945 чч.). – 8 л. и др.

[13] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1977. Калзан А.К. Амгы тыва роман дугайында чамдык бодалдар. – 204 л.; Р/ф инв. № 1978 Тыва литератураны шинчилээриниң чамдык методологтуг айтырыглары. – 25 л.; Р/ф  инв. № 2018. Критика. – 177 л.; Р/ф инв. № 2019. О переводе. – 169 л.; Р/ф инв. № 2042. О тувинских писателях и их рассказах. – 161 л. и др.

[14] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2046. Салчак Калбак-Хөрекович Тока (1901–1973 гг.). – 19 л.

[15] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1096. А.К. Калзан. Певец свободной Тувы. О поэтическом творчестве С.А. Сарыг-оола. – 32 л.; см. также: Р/ф инв. №№ 2094, 2095, 2096, 2097.

[16] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1973. Онгу класс. С. Пюрбю. – 4 л.; Р/ф инв. № 2060-4. Поэтическое творчество С. Пюрбю. – 7 л.;

[17] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2048. Юрий Шойдакович Кюнзегеш. – 104 л.

[18] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2044. Александр Адолфович Пальмбах (1897–1963 гг.). – 36 л.

[19] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2045. Кызыл-Эник Кудажы. – 19 л.

[20] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2103-7. Үнүм дилээш, тыппаан шаамда. – 21 л.

[21] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2047. Антон Үержаа. – 55 л.

[22] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2043. Николай Куулар. – 32 л.

[23] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2041. Писатели. – 221 л.

[24] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1999. – С. 135-136; Р/ф инв. № 2156-12. – С. 32–40.

[25] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2035. Гоголь Н.В. Иван Иванович биле Иван Никифорович канчап алгышканының дугайында тоожу. Эрги чаңныг помещиктер. – 89 л.

[26] НА ТИГПИ: Р/ф инв. №  2108, тетр. 7. Конспектилер болгаш бодалдарым. – 36 с.

[27] Там же. – С. 10-11.

[28] Там же. – С.  11–33.

[29] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2108, тетр. 6. – С.6.

[30] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2109, тетр. 8–10.

[31] Sedip-ool О.T. Caa oruk: Uluq ulus kөөr yžyk / TAR Kultur minister ceriniŋ nom cogaadьr kildizi. – М.: Poligrafkniga, 1934. – 112 а.

[32] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2109-9. – С.2.

[33] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2036. Саган-оол О., Сарыг-оол С., Соловьев Л.  На родной земле /Люди голубых рек/. – Ленфильм, 1959.

[34] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1987. Из личного архива М.М. и К.Н. Мунзуков. – 51 л.

[35] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2038. М. Мунзук. «Оюн Күрседи азы Сөөлгү чаңнык». Шии. – 117 л.

[36] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2039. С.И. Бадаа. Очалаңның келдилерин. – 129 л.

[37] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2050. – 297 л.; Р/ф инв. № 2051. – 269 л.

[38] НА ТИГПИ: Р/ф инв. №№ 1962, 1963, 1965, 1966.

[39] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2061.

[40] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 2155-6.

[41] НА ТИГПИ: Р/ф инв. № 1998, тетр. 17. – С. 34.

Похожие записи

Похожих записей нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Подписка на журнал Башкы

Популярные записи

Последние новости

Комментируемые

Меню