Наука

 Сопоставительный анализ глагольных словосочетаний с управлением в русском и тувинском языках

58
folder_openНаука
commentКомментариев нет

Бытотова Римма Святославовна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Тувинского государственного университета

Аннотация. Общеизвестен факт, что русский и тувинский языки относятся к разным языковым семьям и морфологическим типам. Кроме того, оба этих языка отличаются системой предлогов, падежными формами и, соответственно, отличается построение словосочетаний.

Ключевые слова: предлоги, падежи, глагольные словосочетания, сопоставительный анализ.

Русский язык, как флективный, характеризуется неразрывной связью многозначных флексий с основой слова, морфологической целостностью слова. Тувинский, относящийся к агглютинативному типу, характеризуется легкой членимостью слова на морфемы, относительной многофункциональностью аффиксов, последовательно присоединяемых к основе слова. Русский язык имеет широкую систему предлогов, тувинский – систему послелогов, не всегда совпадающих по своим конкретным функциям с русскими предлогами. Количество, состав, значения падежей, способы образования падежных форм в двух языках неодинаковы. Если падежная система в русском языке шестичленна, то в тувинском – семичленна. В тувинском языке отсутствуют творительный и предложный падежи, зато имеется направительный, исходный и местный. Специфическая черта русского языка (в отличие от тувинского) в наличии нескольких типов склонений, большом многообразии падежных флексий. Существенные расхождения между этими языками мы находим также в характере управления и функциях данных падежей, следовательно, и в типах словосочетаний. Словосочетания в русском и тувинском языках различаются порядком расположения зависимого слова по отношению к главному и формой их связи. В русских словосочетаниях с управлением зависимый компонент обычно стоит после стержневого слова. В условиях контекстов этот порядок иногда теряет свою обязательность и может нарушаться. В тувинском же языке зависимый компонент ставится перед стержневым словом.

В нашем исследовании сопоставительному анализу были подвергнуты русские глагольные словосочетания, компоненты которых связаны по способу управления.

Источниками для анализа словосочетаний русского языка и их последующего сопоставления с эквивалентом в тувинском языке, выделения основных моделей словосочетаний послужили «Справочник по русской грамматике», автором которого является М.А. Шелякин, и «Русско-тувинский учебный словарь», составленный Д.А. Монгуш. Целесообразность выбора первого источника обусловлена тем, что в нем особое внимание уделяется трудным случаям русской грамматики, а также последовательной реализации принципа функционального описания грамматической системы русского языка. К тому же «Справочник по русской грамматике» адресован иноязычной аудитории. Целесообразность выбора «Русско-тувинского учебного словаря» объясняется тем, что словарь содержит 5000 наиболее употребительных и актуальных слов русского языка, а также большое количество типичных речевых конструкций, что составитель при отборе лексики учитывал не только частотность слова, актуальность выражаемого им понятия, но и способность слова вступать во сочетания с другими словами, словообразовательные возможности. Кроме того, для анализа использовались словосочетания из учебных текстов и живой разговорной речи.

Сопоставительный анализ структур глагольных словосочетаний позволил прийти к выводу о том, что разнообразие средств синтаксической связи компонентов глагольных словосочетаний по способу управления обнаруживает не только определенные соответствия некоторых моделей словосочетаний, но и целый ряд отличающихся в обоих языках конструкций.

Рассмотрим эти словосочетания в порядке сопоставления падежных и предложно-падежных (послеложно-падежных) форм зависимого компонента, что в итоге определяло характер различия сравниваемых структур в целом.

  1. Модели глагольных словосочетаний с зависимым словом в беспредложной падежной форме.

Одна из самых распространенных разновидностей русских глагольно-именных словосочетаний – словосочетания, в которых главное слово является переходным глаголом, зависимое – именем существительным в форме винительного падежа со значением прямого объекта. В тувинском языке, как и в русском. Основным способом выражения действия и его прямого объекта являются словосочетания типа «перех. гл + сущ. в  вин.  п.».  Это свидетельствует о полном соответствии логических способов выражения действия и его прямого объекта в обоих языках. Но при этом следует отметить тот факт, что винительный падеж («онаарынын падежи») в тувинском языке может иметь две формы, оформленный с аффиксами –ны/ни, ну/ну, — ты/и, ту/ту и неоформленный с нулевым аффиксом.

Выбор одной из форм данного падежа связан с выражением категории определенности (неопределенности). Ученый тюрколог Н.Ф. Катанов отмечал, что «винительный падеж оформленный, т.е. с полным окончанием, употребляется, вообще тогда, когда говорящий, желая обратить внимание слушающего, ставит на нем в речи логическое ударение» (2, с.783-785). Категория определенности в тувинском языке связана с полным грамматическим оформлением – наличие падежных аффиксов, категория неопределенности – с их отсутствием (существительные в безаффиксной форме совпадают с именительным падежом – «адаарынын падежи). Например: желать счастья – аас-кежик кузээр, лишиться сына – оглун ышкынар.

Значение объекта может быть передано в русском языке также формой родительного падежа без предлога. Продуктивны в этом отношении глаголы, имеющие следующие значения:

— «отчуждение от объекта»,

— «желание иметь объект»,

— «касание, достижение объекта»,

— «многократное или интенсивное совершение действия, направленное на охват значительного количества объектов»,

— «действие, направленное на частичный (портативный) охват объекта».

Следует отметить, что данная модель не имеет эквивалента в тувинском языке. Родительный падеж (хамаарыштырарынын падежи) в тувинском языке является притяжательным. По объему своих значений он уже русского родительного падежа, соответствуя лишь родительному приименному в составе специфического синтаксического сочетания двух существительных, называемого «тюркским изафетом». Русским глагольно-именным словосочетаниям с зависимым словом 1) в исходном падеже: избегать встречи – ужуражырындан дескелээр, купить сахара – чигирден садып алыр; 2) в винительном оформленном падеже: дождаться лета – чайны манап алыр, добиться цели – сорулгазын чедип алыр; 3) в винительном неоформленном падеже: пережить много горя –хой ажыг-шуужуг коор.

Кроме того, в отличие от русского языка, выбор падежной формы имени в тувинском языке не определяется фактом наличия или отсутствия отрицания при управляющем глаголе, например: забыть обиду –хомудалыын уттуптар, не забыть обиды – хомудалын утпас.

Как видно из изложенного, способы выражения действия и его прямого объекта в тувинском языке характеризуются существенными особенностями по сравнению с русским языком: 1) наличие двух форм винительного падежа; 2) отсутствие в тувинском языке глагольно-именных словосочетаний с зависимым словом в родительном падеже, значения которого передаются на тувинском языке формами исходного, винительного оформленного и неоформленного падежей. Это позволяет прогнозировать ошибки в построении русских словосочетаний данной семантики:

Возможность употребления в тувинском языке двух форм винительного падежа: оформленного и неоформленного, где зависимое слово в безаффиксной форме совпадает с формой именительного, может привести к использованию в русских глагольно-именных словосочетаниях существительных, у которых винительный падеж не совпадает с именительным, в формы именительного падежа вместо винительного. Например: кипятить вода, принести книга.

  • Прямое дополнение, выраженное неодушевленным существительным и обозначающее какое-либо общее неконкретизированное рядовое понятие, может быть употреблено в форме родительного падежа, например: потерять кошелька (вм. потерять кошелек).
  • Единообразие оформления в тувинском языке прямых дополнений, как при глаголах с отрицанием, так и без отрицания, может привести к ошибочному употреблению при глаголах с отрицанием винительного падежа вместо родительного, например: не хватает две рубля (вм. не хватает два рубля), не услышать крики (вм. не услышать криков).
  • По нашему предположению, возможны также ошибки типа «стыдиться от поступка, пугаться от грозы», как результат перевода и прямого переноса в русский язык вопросов исходного падежа «Кымда? От кого? Чуден? От чего?», конструкции с которым могут соответствовать по значению русским глагольно-именным словосочетаниям с зависимым словом в родительном падеже, например: стыдиться поступка – кылган чорундан ыядар.

К глаголам, управляющим дательным падежом без предлога, относятся глаголы со значениями:

— «сигнализации объекту – адресату»: грозить шалуну, поклониться учителю;

— «проявление приятного (неприятного) чувства, положительного или отрицательного отношения к объекту, который вызывает у субъекта соответствующее чувство или отношение»: поражаться успехам, завидовать соседу;

— «действия подчинения объекту»: подчиниться приказу, служить Родине;

— «проявлять (через речь, поведение) отрицательное или положительное отношение к объекту»: дерзить родителям, изменять дружбе;

— «отношения соответствия (несоответствия субъекта объекту»: соответствовать нормам, удовлетворять требованиям;

— «согласованного действия с действием объекта»: аккомпанировать артисту, вторить начальнику;

— «содействия, помощи (помехи, вреда объекту)»: помогать матери, вредить здоровью.

В противоположность предыдущим конструкциям, русские словосочетания с зависимым словом в дательном падеже соответствуют по структуре своим тувинским эквивалентам. В тувинском языке «бээринин падежи», как и дательный падеж русского языка, употребляется в основном при обозначении лица, для которого совершается действие. Например: дать больному лекарство – аарыг кижиге эм бээр, служить искусству – уран чуулге бараан оолур, доверять врачу – эмчине бузурээр.

Совпадение структур глагольных словосочетаний со значением действия и его адресата не должно вызывать больших затруднений и должно способствовать лучшему усвоению этих конструкций.

Самыми распространенными типами глагольно-именных словосочетаний с зависимым словом в творительном падеже без предлога являются словосочетания со значениями:

— «управлять объектом»: править страной, руководить школой;

— «проявлять (субъектом) внутреннюю увлеченность, эмоционально-оценочное состояние, вызванное объектом»: увлекаться математикой, интересоваться прошлым;

— «наделение субъекта объектом»: вооружаться винтовками, укрываться одеялом;

— «производить частями тела движение или звучание»: качать головой, скрежетать зубами;

-«страдать какой-нибудь болезнью»: болеть гриппом, страдать астмой.

В тувинском языке творительный падеж отсутствует, его значения передаются различными способами и формами:

  • Винительным падежом (онаарынын падежи): руководить работой – ажылды удуртур, восхищаться стихами – шулуктерни магадаар;
  • Дательным падежом (бээринин падежи): заниматься спортом – спортка хандыкшыр, наслаждаться покоем – хостуг-шолээнинге таалаар;
  • Конструкциями с послелогом биле, зависимое слово, которое стоит в именительном падеже (адаарынын падежи): наполнить ведро водой – демир-хумунну суг-биле долдурар, укрываться одеялом – чоорган-биле шугланыр.

Расхождения в способах грамматической и лексической сочетаемости слов в русском и родном языках могут привести к ошибкам следующего типа: любовался картине – дательный падеж вместо творительного, обливаться с водой – предложное сочетание вместо беспредложного, щелкать пальцы – винительный падеж вместо творительного.

  1. Предложно-падежные формы глагольно-именных словосочетаний

Структура предложных словосочетаний в русском языке существенно отличается от структуры их тувинских эквивалентов. Одна из основных причин – различие системы предлогов в русском языке и системы послелогов в тувинском языке.

Многозначность русских предлогов, возможность употребления одного предлога с несколькими падежами создают для нерусских учащихся большие трудности в усвоении предложных словосочетаний. Учитывая это, мы определяем степень доступности усвоения предложных конструкций неполнотой соответствия структур в том и другом языках, что было выдвинуто нами при анализе беспредложных словосочетаний, а сравнительным единообразием и большей закрепленностью средств передачи тех или иных русских словосочетаний на тувинский язык, так как при этом будут устанавливаться более прочные ассоциативные связи между русскими словосочетаниями и их тувинским эквивалентами.

Предложно-падежные формы глагольно-именных словосочетаний в русском языке могут выражать различные отношения. Наиболее употребительными являются модели глагольно-именных словосочетаний с пространственными отношениями можно выделить следующие группы:

  • Глагольно-именные словосочетания с именами существительными в предложном и винительном падежах с предлогами в и на.
  • Глагольно-именные словосочетания с именами существительными в родительном падеже с предлогами у, около, из, с. от.
  • Глагольно-именные словосочетания с именами существительными в дательном падеже с предлогами к и по.
  • Глагольно-именные словосочетания с именами существительными в винительном падеже с предлогами за, под, через
  • Глагольно-именные словосочетания с именами существительными в творительном падеже с предлогами за, под, над, перед.

Каковы же эквиваленты данных типов словосочетаний в тувинском языке?

  • Играть в спектакле – шииге ойнаар – дательный падеж (бээринин падежи), пальто висит на вешалке – пальтону аскыда азып каан тур – местный падеж (турарынын падежи), положить масло в кашу – кадыкче саржар каар – направительный падеж (углаарынын падежи).
  • Стоять у станка – станок чанынга тураар – дательный падеж (бээринин падежи), посадить цветы около дома – бажыны чаныынга чечектер олуртур – дательный падеж (бээринин падежи), выстрелить из пушки – угер боодан адар –исходный падеж (унерини – падежи), сойти с трибуны – индирден дужер – исходный падеж (унеринин падежи), отплыть от пристани – пристаньдан чоруур – исхоный падеж.
  • Плыть по озеру –холде эштир – дательный падеж (бээринин падежи) сходить по лестнице – чаданы куду бадар – винительный падеж (онаарынын падежи), идти ко дну – сугга дужер (алзыр – дательный падеж) (бээринин падежи), подойти к матери – авазынгла чоокшулаар – дательный падеж (бээринин падежи).
  • Ехать за город – хоорай даштынче чоруур – направительный падеж (углаарынын падежи), въехать под мост – ковуруг адаанче киир халыда бээр – направительный падеж (углаарынын падежи).
  • Копать за колодцем – кудук артынга казар – дательный падеж (бээринин падежи), стоять под мостом – ковуруг адаанга турар – дательный падеж (бээриин падежи), летать над озером – хол кырынгла ужар – дательный падеж (бээринин падежи), остановиться перед дверью – эжиктин мурнунга доктаай бээр – дательный падеж (бээринин падежи).

Как видно из примеров, в тувинском языке пространственные отношения в глагольно-именных словосочетаниях могут быть выражены чаще всего тремя падежными формами имен существительных, а именно, формами дательного падежа: аффиксы – га/ге, -ка/ке; исходного: аффиксы – тан/тен, — дан/ден; направительного: аффиксы — че/же. Следует отметить, что каждая из этих падежных форм может выражать различные оттенки пространственных отношений. Так, форма орээлге может означать и в комнату, и в комнате, и до комнаты, и к комнате. Ср.: войти в комнату – орээлге кирер, находиться в комнате – орээлге турар, дойти до комнаты – орээлге чечдир баар, подойти к комнате – орээлге чедип келир.

Таким образом, многообразие моделей русских глагольно-именных словосочетаний, выражающих пространственные отношения, по сравнению с тувинскими, может привести к трудностям их усвоения, стать причиной ошибок, предположительно, следующего типа:

  • Смещение падежных форм: предложный падеж вместо винительного, винительный вместо предложного, дательный вместо творительного.
  • Смешение предлогов в и на, с, из, от (лечиться на больнице, уйти в фронт, узнать с литературы, гнать из урока), так как значения этих предлогов в тувинском языке могут быть выражены одной и той же падежной формой. Например:

Упасть с полки – полкадан кээп дужер.

Взять из полки – полкадан алыр.

Отодвинуть от полки – полкадан ырадыр идер.

Надеть на руку – холга кедер.

Взять за руку – холга алыр.

  • Пропуск предлогов, так как эквивалентами большинства русских предложно-падежных форм с пространственными отношениями выступают беспослеложные падежные формы (храниться балконе вм. храниться на балконе, ехать тракторе – вм. ехать на тракторе).

 

 

Литература:

  1. Исхаков Ф.Г., Пальмбах А.А. Грамматика тувинского языка. – М., 1961.
  2. Катанов Н.Ф. Опыт исследования урянхайского языка. – Казань, 1903.
  3. Русско-тувинский учебный словарь. – М., 1955.
  4. Шелякин М.А. Справочник по русской грамматике. – М., 1993.

 

 

 

Похожие записи

Похожих записей нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Подписка на журнал Башкы

Популярные записи

Последние новости

Комментируемые

Меню